14.2. В сообществе аналитиков: взгляд изнутри и со стороны

 

В последние 10-15 лет к ряду проведенных кафедрой аналитической химии работ был проявлен интерес со стороны научного сообщества. Традиционное направление исследований по комплексам металлов с органическими лигандами в неводных средах с применением вольтамперометрии получило отклик в работах Я.Лабуды (Словакия, Л.Бьелицы (Югославия), по каталитическим токам - в работах Ф.Баницы (Румыния, затем Норвегия, куда он переехал), по химически модифицированным электродам - в коллективном исследовании В.Кутнера - Д.Уонга (Польша - США). Интерес проявляют зарубежные коллеги и к работам по биосенсорам и оценке антиоксидантной емкости различных органических веществ, материалов и биологических жидкостей.

Современные средства коммуникаций тому способствуют. Интерес означает и своеобразную оценку важности и признания проводимых на кафедре исследований. Однако более точную оценку эффективности деятельности дает индекс научного цитирования, SCI, который, естественно, изменчив во времени и зависит от состава авторского коллектива, но в целом для кафедры достаточно высок (до 45).

В октябре 1993 года в ГЕОХИ РАН проходили вторые Алимаринские чтения. Была открыта мемориальная доска в память о крупном советском аналитике и академике И.П.Алимарине. Казани была оказана большая честь принять участие в таком торжественном событии. Академик Ю.А.Золотов предложил Г.К.Будникову выступить с докладом на произвольную тему, однако в некоторой степени связанную с научной деятельностью И.П.Алимарина, длительное время возглавлявшего Научный Совет по аналитической химии АН СССР. Г.К.Будников сделал доклад о работах казанских аналитиков в области методов определения низких и следовых количеств веществ. Внимание было уделено работам кафедры, а также исследованиям, проводимым доцентом М.И.Евгеньевым (КХТИ) по дериватизации с помощью органических реагентов и их  применению для линейно-колористического определения загрязнителей окружающей среды. Кстати, на чтение могло приехать большее число казанцев (однако, в Москве стреляли..... - известные события на Краснопресненской набережной).

Книга по истории аналитической химии в Казанском университете создавалась в течение чуть более одного года. В этот период некоторые выпускники кафедры проявили, как говорят, здоровый интерес и предложили свои услуги - внести вклад в написание отдельных сторон истории, дать оценку ряду событий, связанных с жизнью кафедры. Среди них - профессор кафедры аналитической химии КГТУ Олег Васильевич Михайлов. Он написал небольшой очерк и согласился на его публикацию в данной книге при условии, что "купюр не будет".

 

О.В.Михайлов. Нечто вроде воспоминаний и размышлений на заданную тему.

Развитие исторического процесса, как известно, происходит как бы по спирали, в чем  автор этих строк имел возможность убедиться на собственной шкуре (то бишь на жизненном опыте): закончив в свое время кафедру аналитической химии Казанского Государственного Университета (КГУ) (а в мае будущего года с момента этого знаменательного для него события исполнится ровно 30 лет), он, пройдя затем последовательно статус химика-неорганика (аспирантура при кафедре неорганической химии КГУ), наполовину неорганика, наполовину - электрохимика (Центральная заводская лаборатория Челябинского тракторного завода), фотохимика (лаборатория рентгеновских пленок в Казанском научно- исследовательском технологическом и проектном институте химико-фотографической промышленности) и еще раз - неорганика ( кафедра неорганической химии Казанского химико-технологического института, переименованного в 1993 г. в Казанский государственный технологический университет (КГТУ)), в конечном итоге оказался на той же самой по названию университетской кафедре, -разве что к вышеуказанному названию университета добавилось слово « технологический».  Говоря математическим языком, шаг сей «спирали» получился не таким уж малым - в период вышеуказанных « блужданий» автор этих строк не терял время зря и потихоньку собрал вроде бы все положенные по ВАКовской иерархии степени и звания, дипломы и аттестаты - сначала кандидата химических наук, далее старшего научного сотрудника по специальности « технология кинофотоматериалов и магнитных лент», затем доктора химических наук, и, наконец, профессора по специальности « неорганическая химия». И в итоге его приход на нынешнее место работы получился в полном соответствии с логикой военного руководителя знаменитого « Манхэттенского проекта» Лесли Гровса (когда пентагоновское начальство, назначая его на эту должность, пообещало ему в скором времени произвести его в генералы, он сразу же сказал, что целесообразно сначала присвоить ему это звание, а уж потом представлять ученым - будущим участникам проекта: «Важно, чтобы люди, с которыми мне предстоит работать, с самого начала видели во мне генерала, а не повышенного в чине полковника: как это ни странно, но длинноволосые интеллигенты придают званиям еще большую важность, чем кадровые военные». Эти слова не остались без внимания - просьбу Гровса удовлетворили, и впервые он предстал перед Оппенгеймером и Ко именно в генеральском мундире...). Тридцать лет - срок большой даже для средневековья (к слову, он в полтора раза превосходит время, определенное незабвенным Ходжой Насреддином для решения задачи ликбеза одного известного домашнего животного, когда он испрашивал у бухарского эмира то, что ныне вполне можно было бы назвать грантом на научные изыскания), и за время, которое ушло у вашего покорного слуги на совершение вышеуказанного спирального витка, аналитическая химия как наука претерпела радикальное переосмысление (если не второе рождение). Уместно в этой связи напомнить, что по определению Международного Союза по чистой и прикладной химии, ныне «Analytical Chemistry is a scientific discipline which developers and applies methods, instruments and strategies to obtain information on the composition and nature of matter in space and time». Как видно из сказанного, аналитическая химия сейчас, в начале XXI века, рассматривается уже не как часть химии, а как междисциплинарная наука, сфера интересов и приложений которой по сути дела принципиально ничем не ограничивается, -что называется, от атома до любви. Так что известное высказывание Ф. Энгельса «Без анализа нет синтеза» ныне относится не только к отраслям, составляющим базис т.н. синтетической химии (прежде всего неорганической, координационной, органической, элементоорганической и полимерной), - можно с полной ответственностью утверждать, что без аналитической химии в широком смысле этого слова в настоящее время вообще не может существовать ни одного раздела химической науки. Любой исследователь, в той или иной мере связанный в своей научной деятельности работой с веществом, в той или иной мере является химиком-аналитиком, желает он того или нет. Так что в трансформации химика-неорганика в химика-аналитика, которую претерпел автор этих строк в последние пять лет, ничего удивительного нет (тем паче что то образование, которое дал ему и многим другим химический факультет КГУ, позволяет при необходимости переквалифицироваться не то что с аналитика в неорганика и наоборот, но и куда более круто - хоть с удобрений на преступления). В этой связи обращает на себя внимание то обстоятельство, что научно- педагогический коллектив кафедры аналитической химии Казанского Государственного Технологического Университета ныне почти целиком состоит из лиц, в разное время окончивших именно химфак КГУ (пусть и не обязательно кафедру аналитической химии КГУ), а не КХТИ - КГТУ (хотя химиков самого разного профиля за годы существования последнего подготовлено столько, что хоть мостовые ими мости). Последнее вдвойне, втройне любопытно, если учесть, что за всю более чем 70-летнюю историю кафедры аналитической химии КХТИ-КГТУ только ее первые два руководителя - основатель кафедры профессор А.М. Васильев да его преемник - профессор К.Н. Мочалов были выпускниками КГУ, все же остальные - выпускниками КХТИ. А ведь именно заведующий кафедрой, как хорошо известно, играет решающую роль в формировании ее кадрового состава. Все химические кафедры КГТУ ныне укомплектованы в основном именно выпускниками КХТИ-КГТУ (и лишь изредка - выпускниками других вузов), а вот кафедра аналитической химии представляет собой единственное исключение из этого общего правила. Видимо, есть что-то особенное в одноименной отрасли науки, коль для ее преподавания приходится прибегать к услугам именно выпускников химических факультетов классических университетов... И, наверное, есть что-то символическое и в том, что судьбе было угодно уже на склоне лет в конечном итоге привести автора этих строк именно на кафедру аналитической химии, а не на какую-то иную кафедру КГТУ (где, кстати, он впервые после того, как покинул свою alma mater, оказался полностью «в своей тарелке»).

У любого научного сотрудника когда-то были свои учителя, и автор этих строк - не исключение из этого общего правила (хотя таковые у отдельных самоучек, наверное, и случаются). И здесь у меня есть повод (если не обязанность!) упомянуть о двух из них, роль которых в своем становлении на соответствующем этапе своей научной деятельности я считаю решающей. Мне как ученому, я считаю, повезло: удалось самостоятельно создать и развить новое оригинальное научное направление в области координационной химии - химия металлокомплексных желатин- иммобилизованных матричных систем. Трудно, однако, говорить о том, для чего не придумано подходящего названия (а именно такая сложилась у меня ситуация, когда настало время подводить первые итоги работы по будущей моей докторской диссертации). В этой связи должен прямо сказать, что именно нынешний руководитель кафедры аналитической химии КГУ Герман Константинович Будников оказался настоящим  « крёстным отцом» того самого обобщающего ключевого термина, который я многократно использовал в своих работах ранее и успешно продолжаю использовать и поныне, - желатин- иммобилизованные матрицы (хотя сам он, будучи по натуре своей человеком очень скромным, никогда не считал и не считает свою заслугу в рождении этого термина сколько-нибудь серьезной). Удивляться тут, впрочем, нечему - эрудиция этого ученого и разносторонность его интересов просто поразительны... Полагаю, что я вправе считать себя хорошим писателем от науки (в моем «научном капитале», то бишь в списке публикаций есть и сугубо научные, и научно-популярные статьи, и аналитические обзоры (причем значительная часть их вышла в свет в зарубежных научных журналах), и изобретения, а общее количество опубликованных мной работ в настоящий момент приближается к 500), но все равно меня восхищала и продолжает восхищать писательская активность Германа Константиновича на ниве науки, которая была, есть и будет в моих глазах наглядным примером для подражания.

Ну, а если вспоминать теперь уже весьма отдаленные от нынешнего времена тридцатилетней давности, когда Ваш покорный слуга начинал свою научную деятельность и был всего лишь студентом при уже упоминавшейся кафедре аналитической химии КГУ, то просто нельзя не сказать добрых слов и в адрес руководителя кафедры той поры - здравствующей и ныне Веры Федоровны Тороповой. Ведь именно она стояла у истоков моей научной деятельности: первая тема моих научных изысканий связана с ее именем и именно ей я, в сущности, обязан своим неослабевающим интересом к координационной химии, который красной нитью - об этом теперь можно уже сказать смело - проходит через всю мою жизнь как исследователя. Отмечу один поразивший меня в те годы момент, прямо касающийся характера ее научной деятельности. Мне не раз на старших курсах обучения в университете приходилось бывать у нее в рабочем кабинете (несмотря на свою загруженность научной и не только научной работой, Вера Федоровна находила возможность уделять соответствующее внимание даже студентам, работающих на ее (да, наверное, и не только на ее) кафедре), и всякий раз в момент подобных визитов мне доводилось заставать ее либо за просмотром какой-либо монографии или научного журнала, либо за написанием очередной научной статьи. И хотя в дальнейшем мне приходилось бессчетное число раз бывать в кабинетах самых разных зав. кафедрами как в Казани, так и в других городах, мне лишь считанное число раз удавалось застать кого-либо из хозяев этого кабинета за подобной работой. Она была единственным в ту пору заведующим кафедрой, которую мне часто доводилось заставать за работой и в читальном зале нашего факультета, - никто из других кафедральных руководителей (не в обиду им будь сказано) своим посещением это место что-то не удостаивал (во всяком случае, в моем присутствии там). Полагаю, что именно научное творчество, всегда занимавшее ключевое место в ее деятельности, и помогло ей дожить до весьма почтенного возраста (язык не поворачивается сказать - до глубокой старости, поскольку жизнелюбие и научная активность ее и поныне таковы, что и молодым будет непросто за ней угнаться). И дай-то бог дорогой Вере Федоровне до 100 и далее жить без старости!

 К стихотворчеству вроде бы никогда ни особой склонности, ни таланта у меня не было, но закончить свой опус рискну переиначенными на свой лад строками от Велимира Хлебникова:

За других утверждать я не мастак,

Но думаю, мы можем

Гордиться тем, что стал родной химфак

Достойных кадров ложем.

Отрадно сознавать, что известность ряда ученых - химиков, в том числе и тех, кто продвигал науку аналитическая химия или способствовал этому, перешла границы отечества

 Мы сейчас живем в другое время, в другом мире, но жизнь предшественников нам не безразлична. Через призму деятельности людей старшего поколения, наших предшественников, смотрим на наш современный мир и приходим к выводу о дефиците сейчас таких качеств человека, как порядочность, интеллигентность, отражающих состояние его души. К сожалению, нравственные устои и принципы подверглись эрозии, отошли, как ценности, на второй план. Поступки некоторых людей совершаются по "понятиям". В науке это приводит к ее разрушению, поскольку ухудшает моральный климат в сообществе ученых. И вот здесь особенно большое значение имеют нравственные ориентиры, которым мы должны следовать. Наши предшественники и  являют собой эти ориентиры, мы должны о них помнить и не только в некрологах..

 

Можно подвести некоторые итоги историческому описанию периода становления и развития аналитической химии в Казанском университете. Сейчас на трех факультетах (химическом, физическом и экологическом) работают исследовательские группы, возглавляемые аналитиками высшей квалификации, каждый из которых отражает интересы определенной области науки. В целом они составляют группу, которая способна провести экспертизу практически любой работы, выполненной в плане докторской диссертации или проекта, в котором методы мониторинга или контроля составляют основное содержание. За последние пятнадцать лет аналитики в Казанском университете, да и вообще Казани приобрели известность и вошли в мировое научное сообщество.

Химическая наука в целом сейчас заметно "зеленеет". В рамках концепции "зеленая химия" много делает и аналитическая химия. Как и другие химические науки, выполняя гуманистическую функцию, она дрейфует в сторону наук о жизни. Видимо, ей предстоит в первую очередь решать проблемы, обусловленные нашим социумом. И здесь аналитик, особенно высшей квалификации (естественно, с чистыми руками), безусловно становится основной фигурой научного сообщества.

 

Содержание

Люди, события, время Библиография