13.2. Выпускники кафедры и проблемы эколого-аналитического контроля

 

 Кафедра уделяла внимание судьбе своих выпускников и владела информацией о географии мест их работы и обустройства. Это давало возможность в целом представить картину современных требований к химику-аналитику, к уровню его профессиональной подготовки, которая могла бы обеспечить быструю адаптацию в производственных условиях. Обобщенный опыт в этой сфере деятельности излагался либо в статьях, опубликованных, как правило, в "Журнале аналитической химии", или представлялся в докладах на конференциях по истории и методологии аналитической химии и конференциях по преподаванию этой дисциплины. Действительно, в условиях возрастания роли человеческого фактора в научно-техническом прогрессе важнейшей задачей целевой подготовки современного специалиста становится формирование его высокой профессиональной компетентности и философии мышления. Единство этих моментов определяет качество подготовки специалиста-химика, широту его научного кругозора, идеалы и ценностные ориентации, позволяет ему правильно выбрать стратегию и методологию научного поиска. Целостность мировоззренческой и профессиональной культуры обеспечивает химику интегральное видение стоящих перед ним научно-экономических отношений, что в свою очередь дает ему возможность предвидеть не только технические, но и социальные, экономические, экологические и другие последствия. Сказанное должно относиться к любому выпускнику вуза, но вероятно, в большей мере к выпускникам из классического университета. В реальной практике такое не всегда встречается.

Тот факт, что аналитическая химия как область науки приобретает ныне все большее значение, в том числе и в социальных аспектах (взять хотя бы девиз: "аналитическая химия - ключ к безопасному будущему человечества") не всегда воспринимается административным аппаратом.  Для него аналитики порой люди второго сорта, как и сама наука аналитическая химия. Однако известно, что оптимальное управление отраслями народного хозяйства, обеспечение качества продукции и высоких экономических показателей, охрана окружающей среды и т.д. основываются на совершенной системе химико-аналитического контроля, что сейчас очевидно.

В настоящее время химиков-аналитиков с фундаментальной подготовкой готовят университеты и некоторые политехнические или технологические вузы. Ежегодно они выпускают несколько сотен специалистов, хотя велик спрос промышленности, сельского хозяйства, экологии, здравоохранения, биоинженерии и др. Но аналитиков-профессионалов требуется много не только для рутинного анализа, но и для творческой поисковой работы, ибо надо следить за тенденциями развития науки, осваивать новые методы анализа, проводить их аттестацию и т.д. Число объектов анализа непрерывно растет. Быть на уровне требований времени могут лишь специалисты, имеющие соответствующий базис. К сожалению, иногда можно слышать, что базовое образование для аналитиков не имеет существенного значения.

Между тем лишь университеты со своей сложившейся системой теоретической подготовки специалистов имеют необходимую научную базу для развертывания новых интеграционных направлений научных исследований и соответственно для формирования способности будущих специалистов к синтетическому мышлению, необходимому для решения глобальных проблем.

Показательны такие статистические данные, которые выявила кафедра еще около 10 лет тому назад. Каждый год из общего числа выпускников пяти кафедр химического факультета Казанского университета аналитики составляют пятую часть. А уже через 10-15 лет после окончания университета почти половина химиков становится аналитиками. Кстати, такая же тенденция в те годы прослеживалась и по данным анкетирования в других регионах страны. Базовое университетское образование позволяло им переориентироваться на проблемы химико-аналитического контроля без особого труда, что нельзя сказать о выпускниках химико-технологических вузов.

Смена специальности - весьма распространенное явление. На это  в свое время указывали и результаты анкетирования участников городского семинара по аналитической химии Казани. Порой узнавали, что в контрольно-аналитических службах вместо химиков работают другие специалисты, например, врачи, геологи, географы. Но ведь не надо доказывать, что специалист с высшим образованием должен работать по  специальности, иначе разбазариваются государственные средства. Нехватка аналитиков с базовым образованием наблюдалась среди тех, кто возглавляет контрольно-аналитические службы предприятий, лаборатории НИИ, санэпидемстанций, структурные подразделения нового ведомства Госкомприроды. По существу они работали как администраторы, поэтому не всегда способны обеспечить необходимый уровень научного руководства. В итоге страдают наука, практика и особенно молодежь, которая порой разбегается от таких шефов.

Тот факт, что большинство химиков - выпускников университетов становятся затем аналитиками, а также низкий уровень компетентности аналитиков различного ранга на ряде предприятий, невосприимчивость их к новому заставляют по-другому взглянуть на подготовку специалистов в университетах. Как стало видно из статистики, для многих выпускников химического факультета общий курс по аналитической химии - основной источник знаний в этой области науки, с полученным объемом которых они и идут работать.

На заседаниях УМО, как известно, обсуждалась и программа общего курса по аналитической химии. Эта программа весьма обширна, однако предлагали в свое время и ее увеличить за счет включения новых разделов или расширения включенных. Высказывались и за выделение некоторого оптимального минимума, поскольку существует предел во времени. По-видимому, если все, что в программе отражено,  да еще многие другие вопросы, которые проявляются как слабые места в фундаментальных знаниях студентов, но необходимые сейчас для выпускника химического факультета, будет усвоено, то выпускнику (не аналитику) легче будет адаптироваться на производстве. Кстати, в современном стандарте на специальность "Химия" нашли отражение интеграционно-синтетические процессы в смежных областях науки, точнее -  методология науки, в том числе и аналитической химии. Нельзя не сказать здесь, что интеграционные процессы в образовании вообще закономерны, поскольку они являются результатом одних и тех же явлений, происходящих как в науке, так и в производстве и социальной жизни, в которых работают кадры, подготовленные в вузах, в том числе и университетах. Вот почему учет интегративных процессов в преподавании общего курса аналитической химии необходим. Интегральное обучение - это средство для создания современного химика с экологическим мировоззрением. Через результаты работы химика (и в первую очередь химика-аналитика, ибо он поставляет первичную информацию о состоянии дел) экологическое мышление, охрана природы, движение "зеленых" становится моральной категорией, и они начинают пользоваться приоритетом в любых компромиссах. В целях повышения уровня мировоззренческой составляющей химика-аналитика кафедра разработала два факультативных курса "Аналитическая химия на рубеже веков" и "Аналитическая химия и окружающая среда".

В последнее десятилетие кафедра старалась усилить экологическую составляющую в подготовке химика-аналитика. Опыт кафедры и подходы, которые она осуществляла обсуждались в устных докладах Г.К.Будникова на конференциях по преподаванию аналитической химии (Туапсе, 1999 г.) и на IV Академических чтениях Международной академии наук высшей школы (Казань, 2000 г.). В них обращено внимание на курсовые и дипломные работы, связанные по тематике с задачами эколого-аналитического мониторинга, часто навеянных региональными проблемами экологии или связанных с запросами контрольно-аналитических служб (еще один и, видимо, наиболее важный экологический аспект  в рамках подготовки химика-аналитика). Тематика этих работ студентов была неразрывно связана с научно-исследовательской работой кафедры. В достижениях НИР эколого-аналитического содержания вклад студентов ощутим, а порой является основным. Известно, что уровень проведения лабораторного спецпрактикума, включающего задачи по эколого-аналитическому мониторингу, будет определяться наличием современного оборудования. В условиях практически полного отсутствия финансирования каждый ВУЗ по-своему решает эту проблему. Создание в КГУ объединенной межфакультетской учебно-научно-производственной лаборатории, о которой говорилось выше, в некоторой степени снижает напряженность ситуации. В рамках деятельности такой лаборатории выполнялись курсовые и дипломные работы, а также проводилась производственная практика.

 

13.3. Аспирантура по специальности "Аналитическая химия"

 

Университет, его кафедры со своей сложившейся системой теоретической и экспериментальной подготовки специалистов в принципе имеют необходимую научную базу для развертывания новых интегративных направлений научных исследований и соответственно для формирования у этих специалистов способности к синтетическому мышлению (синтезу знаний), необходимому для решения различных проблем. Это относится и к выпускникам факультетов и к специалистам высшей квалификации, проходящих подготовку через аспирантуру при кафедрах.

Аспирантура на кафедре аналитической химии Казанского университета существует уже более 60 лет. Это достаточно большой период, чтобы можно было сделать в рамках методологической оценки некоторые обобщения на основе статистического материала, имеющие не только ретроспективный характер, но и показывающие направления движения идей и удельный вес научно-исследовательской работы на кафедре, приходящийся на долю аспирантов. Подготовка кадров высшей квалификации была организована на базе учебных лабораторий самой кафедры, поскольку в своем составе она не имела научно-исследовательской лаборатории. Здесь, почти как и во многих университетах, за этот достаточно большой период работала традиционная цепочка исследователей: профессор - доценты - аспиранты и, наконец, студенты, небольшая, лучшая часть которых обычно готовилась поступить в аспирантуру. Показательны следующие статистические данные. За 60 лет подготовлены около 100 кандидатов химических наук и 6 докторов химических наук. Если учесть, что кафедра оказывала содействие или курировала подготовку докторов, работающих в других вузах по близкой тематике, то это число можно и увеличить. В среднем ежегодно человека защищали кандидатские диссертации, хотя в отдельные периоды этот показатель почти вдвое был выше. Здесь следует отметить благожелательное отношение проректоров университета по научной работе Ш.Т.Хабибуллина, Б.Н.Соломонова, которые порой "позволяли" принять в аспирантуру сверх лимита, т.е. более двух человек. В 1941 году была защищена одна кандидатская диссертация в рамках аспирантуры (В.Ф.Торопова),  а в 1990 году - 11. Такая неравномерность является исключением.

Если исходить из целей и задач диссертационных работ, методов исследования и характера объектов, изученными этими методами, то все темы диссертаций можно распределить по следующим пяти группам, представленным ниже.

Направление и область исследования (условно)

Число работ, %

Вольтамперометрия (полярография)

Комплексообразование в растворах

Кулонометрия (кулонометрическое титрование)

Экстракция и сочетание ее с физико-химическими 

методами

Биосенсоры

45

20

15

10

 

10

Названия тем диссертаций, распределенных по этим группам, были приведены ранее в предыдущих разделах.

Эти данные требуют комментариев. Распределение тем по группам условно. Действительно, при изучении комплексообразования ряда комплексов металлов с неорганическими и органическими лигандами, особенно в ранний период, чаше всего использовали электрохимические методы - полярографию и потенциометрию. Поэтому эти работы могут быть отнесены и к первой и ко второй группам. Концепция комплексообразования в растворах призывала все исследования, проводимые на кафедре в течение пятидесятилетия, т.е. 40 - 90-ые годы, что нашло отражение в формулировках научных направлений, включенных в координационные планы АН СССР по направлению "Аналитическая химия". Примером может служить направление НИР на период 1981-1985 годов "Исследование комплексных соединений металлов с органическими лигандами в водно-органических и неводных средах и применение их в физико-химических методах анализа".

Таким образом, можно сказать, что за эти годы всестороннее развитие получило направление, связанное с химией координационных соединений в растворах, и большая часть диссертационных тем выполнена именно в этих рамках. Каждая диссертация соответствовала требованиям, предъявляемым к подобным исследованиям, т.е. была "диссертабельной", имела новизну и очень часто, особенно в последние годы, и акты о внедрении, указывающие на прикладной характер и полезность работы. Новизна решений в ряде случаев была защищена авторскими свидетельствами, это касалось больше всего диссертаций, связанных с проблематиками биосенсоров и кулонометрии. Этим утверждалась полезность итогов работы в прикладном плане. Уместно вспомнить, что в свое время профессор КХТИ  Г.С.Воздвиженский негативно относился к понятию "диссертабельный", полагая, что это относится к работе, где получен минимум результатов, едва разрешающий выносить их на защиту. На кафедре аналитической химии таких работ почти не было.

Аспирантура на кафедре регулярно формировалась, как правило, за счет выпускников. В большинстве случаев выпускники перед поступлением в аспирантуру уже имели определенный задел в исследовании, выступали на студенческих научных конференциях с докладами по его итогам, в ряде случаев были отмечены призовыми местами на Всесоюзных конкурсах студенческих работ. Соискательство было редким явлением. Однако были и целевики с промышленных предприятий и отраслевых НИИ (около 3-4 % всех аспирантов); в этих случаях темы диссертаций имели прикладной характер и были направлены на решение проблем предприятия-заказчика. Среди защитивших кандидатские диссертации следует упомянуть и аспирантов не только Казани, но и городов соседних регионов, а также развивающихся стран (Сирия, Северный Йемен). Как правило, тему диссертации аспиранты принимали безоговорочно и приступали к работе. Лишь в редких случаях аспирант проявлял незаинтересованность в теме, ему было все равно что, лишь бы в итоге была бы получена степень кандидата наук.

 Подавляющая часть закончивших аспирантуру приступила к работе после распределения в вузы и НИИ. Среди них 10  человек впоследствии защитили докторские диссертации.

Касаясь общих принципов организации аспирантуры, следует отметить гласность всех исследований. Кроме ежегодного традиционного отчета на кафедре аспиранты третьего года обучения, как правило, выступали с докладами на итоговых научных конференциях университета, а в некоторых случаях результаты их работы представлялись на всесоюзных конференциях.

При отсутствии исследовательской лаборатории на кафедре аспирант является основным участником  научных исследований. Число публикаций с участием аспирантов практически равно  всей научной продукции кафедры, за исключением монографий, учебников и учебно-методических пособий, а также отдельных обзорных статей, в работе над которыми участвовал в основном преподавательский состав кафедры (профессора и доценты). Одна из причин несколько меньшего вклада преподавателей в создание научной продукции - трудность совмещения учебного процесса с прикладными исследованиями, когда исследовательской лаборатории не существовало. Поэтому науку, в том числе и прикладную, на кафедре "двигали" в основном аспиранты. Однако преподаватели кафедры вполне сознавали необходимость ведения научно-исследовательской работы и потом  опубликовывали свои результаты. В некоторых случаях они продолжали тему, которая составила основу их кандидатских диссертаций. Здесь следует отметить, что введенный в последние годы рейтинг, по которому делались выводы об эффективности НИР в подразделениях университета, также "работал" на усиление внимания к самой НИР и, особенно, к ее качеству. Последнее означало необходимость публикаций в центральных журналах. Как ни странным может показаться, отсутствие исследовательской лаборатории при кафедре всегда приводило к повышению уровня эффективности ее НИР, поскольку число штатных исследовательских должностей было крайне мало - 1 человек, в так называемом секторе ЭМАП. Этот сектор был образован чуть более 10 лет тому назад по приказу Министерства высшего образования СССР после решения Научного Совета по аналитической химии АН СССР (соответствующее письмо НСАХ было подписано академиком Ю.А.Золотовым). ЭМАП - это электрохимические методы анализа пестицидов. Аббревиатура означала именно этот аспект работы в начальный период. В последние годы в планах работы с 1 штатной единицей сотрудника включены биологически активные вещества, а из методов - еще и кулонометрия (анализ антиоксидантов и фармпрепаратов).

Следует отметить те диссертации, которые получили развитие после их защиты и привели к разработке различных методов определения малых количеств веществ. Например, исследование "Каталитические токи водорода в растворах некоторых комплексных соединений" (1963 г.) было продолжено в 70-80-х годах. В рамках этого направления защищены три диссертации по определению  низких концентраций платиновых металлов, комплексы которых при некоторых условиях образуют раздельные волны каталитического выделения водорода на ртутном электроде. Серия кандидатских диссертаций в 70-х годах по электрохимии хелатов металлов в неводных средах завершилась защитой докторской диссертации и выходом в свет двух монографий, посвященных электрохимическим реакциям хелатов и их применению в анализе (1980 г.). Исследования по ЯМР-релаксации и ее применению к определению ионов металлов в растворах (1966 г.) были затем успешно продолжены на кафедре неорганической химии Казанского университета и в настоящее время составляют основное научное направление этой кафедры. Исследования и разработки, выполняемые в течение почти 10 лет в рамках хозяйственного договора с одним из НИИ Казани, были продолжены и привели к формированию биосенсорной тематики. Потом эта тематика, как и проблема использования вольтамперометрии с быстрым изменением потенциала в органическом анализе, позволили существенно сместить интерес к изучению органического вещества, что ранее было скорее исключением.

В подготовке кандидатов наук в  аспирантуре в какой-то период времени большое место занимал исследовательский аспект, т.е. аспирантура тогда почти утратила учебный характер. Для кафедры без исследовательской лаборатории (да и для самой науки) это можно было рассматривать как положительное явление, если тема лежала в приоритетном направлении развития науки, отражала фундаментальные разработки или имела прикладной аспект (заказ какого-либо предприятия). Однако при этом в итоге мог появиться специалист хотя и высокой квалификации, но с узкой подготовкой, что для преподавателя нежелательно. Замечание, высказанное на Всесоюзном совещании по преподаванию аналитической химии о недостатках в подготовке специалистов-аналитиков через аспирантуру, в определенной мере было справедливо и для кафедры аналитической химии Казанского университета. Ряд причин, из которых немалое значение имеет недостаточная материальная база кафедры, не позволил в диссертационных исследованиях развивать теоретические основы или использовать для решения проблем такие современные методы, как хроматография в различных модификациях, ультрамикроанализ, современная спектроскопия и другие физические методы. Наибольшее внимание было уделено традиционной аналитической химии. Однако последнее десятилетие произошел существенный сдвиг по тематике в сторону исследований, отражающих современные тенденции аналитической химии. Так что выпускник аспирантуры по специальности 02.00.02 (аналитическая химия) стал иметь высокий статус, а отсюда и определенное преимущество среди различных специалистов, работающих в сфере анализа. Адаптация к проблемам производства или охраны окружающей среды происходит легче, если их научная работа в период аспирантуры привязана к проблемам современной аналитической химии.

Междисциплинарный характер аналитической химии, широкое толкование теоретических основ этой науки в принципе позволяют заниматься во время аспирантуры разнообразными вопросами в плане тем диссертации. Однако прикладные или фундаментальные ориентированные исследования в приоритетных областях аналитической химии наилучшим образом обеспечивали успешное обучение в аспирантуре и подготовку кандидата наук для решения проблем собственно анализа. Здесь необходимо также учесть, что определенная часть защитивших кандидатские диссертации по специальности 02.00.02 в производственной деятельности сталкивалась с проблемами экологического характера или смежными с ними. В период обучения в аспирантуре этот   факт в последнее десятилетие учитывался и нашел отражение в формулировке целей и задач подавляющего числа диссертаций.

Итоги НИР, как правило, публикуются в виде статей в различных журналах. В последние годы по кафедре публикуется в среднем 40-60 статей (включая тезисы докладов на конференциях). Однако наблюдается большой размах варьирования по числу публикаций, приходящихся на одного преподавателя. Если этот показатель усреднить и условно его обозначить как "информационный шум", то если раньше ниже этого "шума" кто-то и находился, в последнее время таких преподавателей нет.

Несмотря на некоторое несовпадение общей направленности НИР кафедры и обучения в аспирантуре с приоритетами развития аналитической химии, из-за трудностей в оснащении лабораторий современным оборудованием все же можно отметить периоды, когда наука на кафедре давала такие результаты, которые получали отклик за рубежом и в нашей стране, были цитированы в ряде работ различных авторов, т.е. наблюдался всплеск заметно выше информационного шума. Так, сравнительно высокий индекс цитирования получили в свое время работы по полярографии комплексов металлов с азот- и серосодержащими органическими лигандами в неводных средах, каталитическим токам водорода в растворах комплексов металлов на ртутном электроде, инверсионной вольтамперометрии, а в последнее время - исследования по биосенсорам и амперометрическим сенсорам с каталитическим откликом. Известны также исследования в области кулонометрического титриметрического анализа и некоторые другие работы кафедры. Кстати, именно по этим исследованиям и разработкам получено больше всего авторских свидетельств, подтверждающих новизну решений.

За весь период действия аспирантуры на кафедре лишь четверо аспирантов, завершивших обучение с представлением диссертации в срок не вышли на официальную защиту. Еще раз можно подчеркнуть, что кафедра в целом со своей задачей подготовки специалистов в рамках аспирантуры справлялась всегда. Конечно, возникали и трудности, особенно со сроками. Однако если говорить об общих проблемах, то здесь следует при соединиться к идее о том, что аспиранта следует приучить к мысли, что учиться нужно будет всю жизнь и что аспирантура - институт для углубленного и широкого обучения, а не для выполнения узконаправленной исследовательской работы (Ю.А.Золотов. "Журнал аналитической химии", 1999 г.). И, разумеется, после аспирантуры выпускник должен с благодарностью вспоминать своего руководителя и полученные от него знания, а не сомневаться в правильности выбранного пути или говорить что-то подобное. Здесь почти все зависит от руководителя.

Самое главное, пожалуй, в оценке эффективности аспирантуры - не потерять из виду то, что ее движет: идея (т.е. тема, в конечном счете) - ее автор - аспирант (как исполнитель неравнодушный и творческий). Роль консультанта может быть здесь различной. Однако его научные интересы должны быть органично связаны с тематикой консультируемой диссертации, чтобы не возникали вопросы о двойном руководстве, на которые сейчас ВАК  РФ обращает внимание.         

13.4. Специалисты высшей квалификации

 

Вторая половина периода деятельности кафедры аналитической химии КГУ оказалась наиболее плодотворной, если судить по числу вышедших из ее "недр" докторов наук. Когда число успешно защитивших  диссертаций после аспирантуры составляет многие десятки человек, а докторов наук (по разной оценке) более десяти, то можно вести разговор об итогах этой важной деятельности кафедры как учебно-методического и научного центра. Естественно оценки могут быть только общими, скорее навеянными обстоятельствами в науке и образовании, которые обозначились в последнее десятилетие и связаны с реформированием образовательной системы в стране, с ее доктриной, поисками путей ее  развития, в которых остальной мир себя уже нашел.

Об институте аспирантуры речь шла выше. Докторантуры как таковой на кафедре не было, если не считать период работы над докторской диссертацией в МГУ доцента В.Ф.Тороповой.

Всего непосредственно на кафедре аналитической химии за последние  50 лет были подготовлены и защищены шесть докторских диссертаций: В.Ф.Торопова, А.А.Попель, Г.К.Будников, Н.А.Улахович, Э.П.Медянцева, И.Ф.Абдуллин. Кроме этих докторов наук кафедра (естественно, не вся, а часть сотрудников, лучше - руководители) оказывала заметную помощь в рамках совместных исследований (аспиранты, например) которые завершались публикацией статей, книг, докладами на конференциях, экспертизой, организацией защит и т.д., при подготовке докторских диссертаций В.И.Гороховской, Ю.М.Каргина, В.И.Майстренко, А.Н.Глебова, О.В.Михайлова, М.И.Евгеньева и Г.А.Евтюгина на разных стадиях движения соискателя.

Роль кафедры, ее авторитет, несомненно, благотворно влиял на "скорость" вхождения в научное сообщество как в период экспертизы до защиты, так и после защиты, когда работа проходила в ВАК`е. Ясно, что к докторанту из другого города относились члены Совета по защитам более внимательно, более критически, чем к своим. Однако были и случаи, когда защита диссертации "на чужбине" превращалась в своего рода смотр достижений, полученных в соседнем университете высококвалифицированным специалистом, уже состоявшимся ученым. И это было отрадно видеть и слышать от коллег.

Другими словами, поведение ученого в сообществе до и после защиты диссертации всегда было и будет в поле зрения этого сообщества, и прежде всего крупных ученых, которых причисляют к патриархам нашей науки. Важно здесь даже не это обстоятельство. К докторской диссертации соискатель должен быть сам внутренне подготовлен, "не возникать внезапно", оценивать отдаленные последствия своей настойчивости. В большей мере оценка отдаленных последствий деятельности относится к консультанту. Интересно вспомнить, что в истории присуждения ученых степеней доктора наук были случаи, когда "черный оппонент" ВАК`а свой положительный отзыв заранее направлял консультанту соискателя, доверительно сообщая о своей высокой оценке и, главное, о причинах, которые побудили его это сделать. Так, профессор Ю.С.Ляликов, известный специалист в области полярографии, организатор ряда полярографических конференций в СССР, в свое время прислал В.Ф.Тороповой свой отзыв "черного оппонента" на докторскую работу Г.К.Будникова.

Было время, когда в КГУ подготовка докторов наук проходила по плану, контроль за ходом выполнения которого строго вели советы и партбюро на факультетах. С началом перестройки эта система отошла в прошлое, но это не означает, что она была плохой. Однако исследования в рамках докторских диссертаций, естественно, продолжались. Считалось, что руководитель успешно работающего научного коллектива (кафедры) должен подготовить себе смену, т.е. доктора наук. В одних случаях небольшой коллектив (студенты, аспиранты) решал проблему, и как результат ее решения получалась докторская диссертация, в которой будущий соискатель был главной фигурой, идеологом работы, ее "движителем". В других - поступали по-другому. Руководитель коллектива (он же генератор идей) распределял темы между аспирантами, которые разрабатывали частные случаи одной общей проблемы. Соискатель будущей докторской степени при этом выступал как соруководитель кандидатских диссертаций. Шеф - консультант давал затем "добро" на обобщение, которое и сам курировал, расставлял акценты, порой сам делал выводы (иногда их приходилось по нескольку раз "править") и т.д. Докторская работа и в этом случае также получалась, хотя она воспринималась неоднозначно. Ее успешно защищали. Консультант выражал надежду на творческое развитие и направление идей, полагая, что не получится так называемый "доктор в аванс".

В череде различных конференций, посвященных проблемам аналитической химии последнего десятилетия ХХ века, II Всероссийская конференция по истории и методологии аналитической химии с участием зарубежных ученых ( Москва, 1999 г.) обратила на себя внимание своей целью. На ней было решено обсудить существующие подходы к оценке места этой науки в системе других наук и их возможности для сравнения эффективности деятельности ученых и научных коллективов - библиометрические (основанные на анализе места и числа публикаций и их цитирования в научной литературе) и когнитивные (основанные на анализе содержания публикаций). На кафедре аналитической химии КГУ уже был опыт исследований и разработок как учебно-научного и методического центра в области электроаналитической химии, а отсюда и опыт подготовки кадров, позволяющий изложить взгляд на этот важный вопрос.

Через призму исторического и логического несомненный интерес представлял взгляд на некоторые проблемы электроанализа, в частности, методологические, в рамках которых и были обсуждены вопросы оценки деятельности ученых. Доклад Г.К.Будникова на этой конференции был затем опубликован в "Журнале аналитической химии" (2000 г.).

Созданная деятельностью отдельных групп химиков в этой области методов анализа своего рода "база данных" (публикации статей, книг, авторские свидетельства, защиты кандидатских и докторских диссертаций, устные доклады и их тезисы на конференциях различного уровня и т. д.) позволяет вычленить своего рода "генераторов идей" и "исполнителей", авторов и соавторов всех типов публикаций и оценить степень новизны решений, т.е. когнитивную составляющую. И здесь можно подойти к оценке эффективности деятельности ученых. Возможно, точка зрения на этот счет имеет долю субъективизма.

Сейчас для подобного рода количественной оценки используют библиографические показатели - число статей и "индекс цитирования", SCI. При этом основываются на информационной модели развития науки. Если статья имеет несколько авторов, то на каждого автора приходится формально доля этого индекса, и конкретная степень вклада каждого соавтора практически никак не обозначена. Может случиться, что кто-то из соавторов попал в их число по соображениям второстепенным, не связанным однозначно с проблематикой конкретного исследования: например, он не участвовал в его литературной проработке, оценке возможных путей решения проблемы, обсуждении на семинаре и т. д.  Он в лучшем случае мог выполнять своего рода важную, но не первостепенную функцию помощника, или менеджера, способствуя продвижению работы, и поэтому автоматически мог стать соавтором. Если такая статья имеет невысокий SCI, то долевое участие каждого, будет, возможно, на уровне "информационного шума". Со временем будет расти лишь число статей в списке публикаций того "примкнувшего" ученого, который собственно новых знаний как таковых не создает и методологией соответствующей области науки в достаточной степени не владеет. Примеры подобного рода соавторства, встречаются, к сожалению, как и близкие по научному содержанию статьи, о чем говорилось выше (см. раздел о химически модифицированных электродах). Эти явления как бы "разбавляют" достигнутые коллективом результаты, зачастую при этом перераспределяя их в пользу этого соавтора, приводят к "размыванию контуров" научных школ или научных коллективов, "затушевывают" преемственность научных идей и в конечном счете отражаются на нравственном климате в науке.

Опыт показывает, что новые идеи появляются чаще всего в работах сообществ ученых, т. е. на семинарах, конференциях и т. д. Здесь уместно вспомнить, что конференции по полярографии, а затем по электрохимическим методам анализа, которые проводились ранее в СССР, представляли собой скорее форумы, на которых проводился своего рода смотр не только достижений в рамках конкретного научного направления, но и самих научных школ. В них участвовали коллективы, а не только их представители. Общая атмосфера на таких конференциях скорее напоминала праздничную, а профессиональные контакты не только обогащали информацией и идеями участников, но и приводили к образованию так называемых "незримых коллективов" характеризующихся "братством" по методам электроанализа. Все это способствовало дальнейшему развитию методологии электроанализа, синтезу новых знаний. К сожалению, участие в работе конференций, по финансовым соображениям, сейчас стало доступно лишь некоторым специалистам, -  хорошо, если руководителям научных тем, имеющих гранты.

Не подкрепленные активной деятельностью в научном сообществе, библиометрические показатели не могут полностью отображать качество ученого. За иным списком публикаций можно увидеть попытку скрыть свою некомпетентность, низкую профессиональную культуру и отсутствие широты научного кругозора. "Хранить молчание в важном споре" стало для некоторых остепененных особенностью их поведения.

Между прочим в ряде государств в прошлом и сейчас существует институт "хабелетации" доктора наук (своего рода подтверждение его качества). Например, Я.Гейровский, имея степень PhD, через два года в Англии проходил подтверждение своей степени доктора наук, Sc.Dr. В Польше требуется авторская монография, подготовленная соискателем - претендентом в течение определенного времени, которую затем представляют в совет, проводящей экспертизу. Необходимость авторских работ (т.е. публикаций без соавторов) является непременным условием возможности получить докторскую степень на Украине. Там ситуацию, напоминающую перераспределение авторских прав держат под контролем.

Сейчас много пишут о возрасте профессоров и других преподавателей вузов, имеющих степень доктора наук. В меньшей мере говорят о том, чем они занимаются в науке. Видимо, не случайно появилось такое понятие как "холодный профессор" (из сборника статей МАН ВШ "Развитие образования и науки на пороге ХХI века", 1999 г.).

В лесу грибов много, пишут обеспокоенные ситуацией в науке и образовании, а вот сколько среди них поганок и белых - вопрос не праздный. Здесь нужно не считать, а оценивать качество, про которое постепенно стали забывать. Никто не собирается бросить тень на профессорский корпус. Однако наш нынешний менталитет таков, что чаще обращают внимание не на бочку меда, а на ложку дегтя в ней, хотя эта бочка может быть не такой уж большой. Порой замечаешь, что доцент выглядит более успешно работающим ученым, чем иной профессор.

В оценке эффективности работы ученого и его профессионального уровня была бы полезна неформальная и независимая экспертиза его научной биографии, Curriculum Vitae, выполненная с учетом мнения той научной школы, где он, что называется, "вышел в люди", в которой бы отразилось движение идей, их происхождение и как неизбежное следствие этого - этический уровень ученого. Здесь важно отметить роль устного доклада в профессиональной аудитории - своего рода "аудита" потенциальных возможностей ученого, теста качества и уровня его знаний. А ведь общение на конференциях, выступления на них - это еще до 40 % дополнительной информации через эмоциональную сферу, что также повышает рейтинг всех участников профессиональных контактов, обогащает их знаниями. Здесь уместно вспомнить, что наши предшественники - ученые, работавшие в области электрохимических методов в 50 - 60-ых годах, в свое время являли собой пример крупных ученых - лекторов, эрудиции которых, глубине знаний можно было позавидовать. Профессор Г.С.Воздвиженский, как-то выступая в начале 60-ых годов прошлого века на открытии конференции молодых ученых Казани, отметил роль устного доклада как своего рода отчета перед обществом о проделанной работе.

Наилучшая форма устного отчета о научной работе в ряде стран - прочитанные проблемные лекции. Проблемные лекции, как оказалось, благотворно влияют на выживаемость знаний.

Вопрос о том, как обстоит дело с проблемными лекциями в университетах США и Европы, несомненно, представляет интерес. Прежде всего интересно, являются ли проблемные лекции одним из видов учебных занятий и вообще фокусирует ли она внимание будущих специалистов на том, что им предстоит решать в профессиональной деятельности. Ключевым проблемам там уделяют, безусловно, большое внимание. Так, профессор П.Киссинджер, президент американской компании по выпуску электроаналитического и биомедицинского оборудования BAS, Inc., (он же профессор университета штата Индианаполис) с конца 70-ых годов прошлого века прочитал около 400 лекций по ключевым проблемам, которые возникали на стыке областей аналитической химии, электроанализа, нейрохимии, фармакологии, фармакокинетики, создания специальных средств диагностики и некоторых других, объединенных в цикл наук о жизни.

Кстати, место для чтения проблемной лекции - не только университет и студенческая аудитория, но и конференция учителей общеобразовательных школ или занятия по системе повышения их квалификации. История нам рассказывает о том, что в начале ХХ века известные химики Казани систематически выступали с публичными лекциями. Для профессоров А.М.Зайцева и Ф.М.Флавицкого это было обычным делом.

Оценка когнитивных аспектов научной деятельности, а не библиометрических показателей, лежит в основе решения жюри при выдвижении выдающихся ученых на премии. В рамках обсуждаемой истории и методологии электроанализа интерес представляет деятельность всемирно известных электроаналитиков, заслуги которых перед наукой хорошо известны.

Каждый год Американское общество электроаналитической химии присуждает премии имени Ч.Рейли при спонсорской поддержке компании Bioanalytical Systems, Inc. За пятнадцать лет с 1984 по 1998 год их получили 14 американских химиков и один француз. Интересно отметить, что в Curriculum Vitae лауреатов, наряду с числом публикаций и количеством подготовленных при их непосредственном участии специалистов со степенью PhD, отмечались научный путь, научные центры, в которых они отличились в работе и получили известность, а также число прочитанных лекций, в том числе и по приглашениям, организация семинаров, конференций, написание монографий и учебников. Все отмеченные этой премией электроаналитики приобрели свою квалификацию в научных школах, главами которых они сейчас сами являются. Можно отметить, что все эти школы обладают яркой индивидуальностью.

Научные школы являются национальным достоянием, основным элементом в системе генерирования новых идей, сохранения и передачи опыта и знаний молодому поколению ученых.  Понятно, что руководитель научного коллектива должен сам обладать знаниями, чтобы их потом передать молодой смене.

Научная школа должна быть независима от административного вмешательства, могущего создать микроклимат дискомфорта, так как творческую атмосферу в ней легко разрушить, но нелегко воссоздать. В тоже время, пока такая научная школа функционирует, она должна поддерживаться государством: это один из наиболее эффективных путей удержания науки и образования от разрушительного влияния экономического кризиса, который захватил экономику страны на рубеже веков.

Уместно заметить, что в университете (тем более исследовательском) необходимо заниматься анализом собственной научной деятельности. Эта идея "мелькала"  еще в первые годы перестройки. В самом деле, деятельность ученых-педагогов в былые времена казалась более прозрачной, нежели это можно сказать сейчас. Университет, его структурные подразделения и не в последнюю очередь его сотрудники при этом становятся объектами исследования. При этом может быть получена ценная информация о качестве  самих исследователей, направлении их изысканий и проблемах, которые они решают, в конце концов, о человеческом ресурсе и возможности активно работать в научном сообществе. Другими словами необходимо создать соответствующую информационную среду, которая позволит решать вопросы университетского управления, оценки деятельности ученых, в частности. И все это должно быть общедоступно в информационном отношении.

 

Содержание

Учебный процесс Люди, события, время