Раздел шестой. Фрагменты переписки Ю.М.Каргина и Г.К.Будникова:

как создавались "Очерки по истории ЭХОС"

 

 

From:         "Yuri Kargin" <ххххххх@hotmail.com>

To:             Herman.Budnikov@ksu.ru

Subject:     Re:dela

Date sent:  Mon, 24 Sep 2001

 

 

Получил твою записку относительно твоего гранта по истории Казанской химической школы. Конечно, я постараюсь со своей стороны помочь тебе всем, чем смогу. Но к тебе просьба, - поставить мне задачу почетче, потому что поднимаемый тобой вопрос - для меня дело не одного десятилетия. Об этом можно писать не одну сотню страниц и не добраться до главного. Мне хотелось бы знать твоё видение композиции отчета, его структуру, в которую впишется мой материал. Одним словом, чем детальнее посвятишь меня в обдумываемую концепцию - тем полезнее будут мои материалы.

 

 

From:         "Yuri Kargin" <ххххххх@hotmail.com>

To:             Herman.Budnikov@ksu.ru

Subject:     discussiya

Date sent:  Tue, 02 Oct 2001

 

 

Получил твои пояснения к поставленной задаче. Спасибо. Многое стало значительно понятнее. Тем не менее, остаются (частично также и возникают новые) некоторые вопросы, о которых я чуть дальше скажу и попрошу тебя пояснить свою позицию.

Но прежде всего я хотел бы искренне поддержать тебя в затеваемом деле. Со времен А. Е. Арбузова никто из химиков Казани не затрагивал тему дальнейшего развития того явления, которое известно до настоящего времени как "Казанская школа химиков" или "Казанская химическая школа". Действительно, мы стареем, очевидцы уходят и если упустить время, то появится огромный и трудно восполнимый пробел. У меня у самого иногда мелькала в голове мысль записать, пока не поздно, то, что видел сам, в чем. участвовал сам или был близко… Но до реального дела так руки и не дошли. И вот я искренне рад, что появился шанс сохранить для потомков то, что известно только очевидцам и участникам. Я думаю, что тебе удастся решить  возникающую задачу - составление очерка или краткой истории вопроса - лучше, чем. кому-либо другому из известных мне специалистов. Мои ожидания основываются на очень веских доводах. Не хочу пока их называть, если очень захочешь, то я это сделаю. Обдумывая концепцию сочинения, я вижу некоторые моменты, нуждающиеся в «уточнении» или некотором переосмыслении. Первый из них - это сам термин «Казанская школа химиков». Будешь ли ты его использовать прямо или косвенно, но сам вопрос о его содержании, мне кажется, уместен. Действительно, исторически возникший термин в публикациях А. Е. - понятен и оправдан. Тем не менее, с точки зрения более позднего времени, например, послевоенного и, тем более, современных масштабов «производства научного знания» - увязывание «географии» с «творческим духом» выглядит  несколько архаично. Мне думается, что имеется больше оснований связывать возникновение и развитие того, что мы ощущаем как «школу», с личностями и проблемами. Для меня понятнее и естественнее говорить о Казанской школе, например, химиков-органиков или, более точно, фосфороргаников.

Какую совокупность специалистов можно называть школой? Каковы критерии отнесения той или иной группы специалистов к «школе»? Мне казалось, что для того сообщества специалистов, которое имеет право именоваться школой, должна ощущаться некоторая общность научных идей и преемственность в их развитии, а не место жительства. Я пока не знаю точно, насколько широко ты собираешься охватить затронутую проблемы. С одной стороны, ты мне писал о «Казанской химической школе», а, с другой, - об электрохимии органических соединений. Без излишней скромности, нужно сказать, что проблема «ЭХОС» в Казанской химии занимает заметное место, и я постараюсь описать своё видение этой проблемы в динамике и лицах. Что касается меня лично, то мой интерес к проблеме ЭХОС возник не сразу и не на пустом месте. Мне думается, что было бы уместно отметить людей и те идеи, которые оказали влияние на  формирование и развитие подходов, которые привели к определенным научным результатам. В области ЭХОС в течение длительного времени работали многие научные группы. Мне думается, что их влияние на тех, кому удалось вырваться вперед, нельзя недооценивать.

Личностный фактор в науке всегда играл и играет важную роль. На современное состояние ЭХОС (можно предполагать, что также и других направлений химии в Казани) оказало влияние общее положение с финансированием фундаментальной и прикладной науки в России. Это обстоятельство, в сочетании с личностным элементом, радикально повлияло на логику развития ЭХОС.

Извини меня за затянувшееся пояснение, которое все равно ещё нуждается в детализации. Этот анализ, при желании, может быть продолжен.

Несколько попутных вопросов, не относящихся к основному предмету моей записки.

Я ничего не слышал о судьбе Виктора Майрановского. Напиши мне поподробнее, если сможешь.

Мне интересно знать, как обстоят дела на факультете, в Унив., в ученом совете ХТИ и тому подобное... напиши - буду премного благодарен.

 

С наилучшими пожеланиями - Ю.

 

 

 

From:         "Yuri Kargin" <ххххххх@hotmail.com>

To:             Herman.Budnikov@ksu.ru

Subject:     vopros

Date sent:  Thu, 22 Nov 2001

 

Я уже сообщал, что завершаю свою работу над "историей ЭХОС" в Казани. Если у тебя с компьютером теперь все в порядке, то я переправлю тебе порциями своё сочинение на следующей неделе. Только оно будет изложено латынью, а не кириллицей, которой у меня нет.

 

 

 

From:         "Yuri Kargin" <ххххххх@hotmail.com>

To:             Herman.Budnikov@ksu.ru

Subject:     zametki

Date sent:  Mon, 26 Nov 2001

  

Я посылаю тебе подготовленные мною материалы о возникновении ЭХОС в Казани. Если что-то окажется не совсем подходящим для твоих целей - можешь выбирать. Много места занимает предыстория, но без этого теряется логика. Посылаю материал в виде трех Attachment.

 

 

 

From:         "Yuri Kargin" <ххххххх@hotmail.com>

To:             Herman.Budnikov@ksu.ru

Subject:     kommentarii

Date sent:  Thu, 26 Sep 2002

 

Получил твою записку с вопросами. Попытаюсь, насколько смогу, ответить на некоторые из них. О статье в "Сов. Татарии": я прекрасно помню свои встречи с Валентиной Яковлевной Гудковой (спец. корр. газеты в то время, если я не ошибаюсь с именем и отчеством). Статья, ты прав, так и называлась – "Возвращение". Статья у меня не сохранилась. Я помню (не очень твердо, правда), что она появилась вскоре после моего прихода в Унив. А пришёл я туда в первых числах мая 1972 года.

 

  Возвращение в Казанский университет Ю.М.Каргина было отмечено в газете "Советская Татария". В публикации специального корреспондента В.Я.Гудковой говорилось о личных качествах ученого, активность которого в науке несомненно предполагала перспективу и успех. Переход Ю.М.Каргина из ИОФХ в КГУ произошел в то время, когда в университет приходили и другие, уже сложившиеся ученые. То была эпоха, которую историки впоследствии назвали "эпохой Нужина". Ректор М.Т.Нужин часто говорил: " В Казанский университет приходят только раз". Университет выбирали не только как работу, а как судьбу. Ректор ценил верность университету и имел все основания видеть эти качества у Ю.М.Каргина. Когда М.Т.Нужин оставил свой пост ректора, в одном из разговоров с Ю.М.Каргиным, которого он среди других предлагал на должность ректора университета, снова прозвучала мысль об этом важном качестве ученого.

 

О Турьяне и кафедре. Что-то похожее на твою идею у меня очень смутно проявляется. Но я не могу увязывать мой переход с желанием Я. И. занять место Ф. Ф. Для этого моего сомнения есть некоторые основания. Ещё до моей защиты (то есть до декабря 1971 г.) ко мне обратился Коновалов (тогдашний декан) с вопросом, как я отнесусь к возможному переходу на кафедру в связи с истечением всех допустимых сроков заведования для Ф. Ф.  Я, честно говоря, не воспринял это всерьез, тем более, что мои мысли были далеки от прямых карьерных забот. Поэтому с легкостью ответил, что надо сначала защитить диссертацию, а уж потом можно вернуться к этому разговору. Он согласился. Вскоре после защиты разговор был продолжен и у меня состоялось несколько серьезных встреч с Нужиным. (я пишу так подробно, чтобы ты себе представил яснее ситуацию и, с другой стороны, я сам восстанавливаю в памяти те события). Так вот, в течение всего этого времени ни в разговоре с Нужиным, ни в разговорах с Коноваловым – ни слова не говорилось о Турьяне. Я вспоминаю также, что позднее в одном из разговоров с Никитиным, когда мы довольно тесно общались с ним, он признался, что идею о приглашении меня на кафедру высказал он лично Коновалову. Эта подсказка, как он думает, дала свои результаты. Сейчас, окидывая взглядом все эти события, нужно признать, что та идея была весьма дальновидной (это не комплимент мне) и мне не кажется, что она была какой-то альтернативой возможному приходу Я. И. в тот момент. Возможно, что предложение Я. И., действительно, поступало, нет, наверное, ранее, в один из очередных сроков переизбрания Ф. Ф. Ты, наверное, помнишь, что Ф. Ф. стал завом приблизительно в 1948 (или 1947?) г. и проработал в этой должности практически пять полных сроков. На четыре из них он получал специальные разрешения Министерства. Твой последний вопрос касается наших работ по нитрованию. К сожалению, я мало что могу здесь тебе сказать. Я ничего не знаю о той публикации в газете.  Просто, от некоторых "доброжелателей" до меня долетали отдельные обрывки скептических высказываний…»что они (то есть мы) повторили то, что раньше сделали англичане…" И тому подобное... Много лет спустя, когда я оказался в Канаде и нашёл подходы к фирме по нитрованию, получил рекомендацию, попал в их лабораторию под Монреалем. Многое узнал и понял действительное положение дел. Те англичане (совместная международная фирма) прекрасно знают о наших работах, относятся к ним с большим уважением, наши работы шли различными путями к одной цели. Я говорю об ароматическом нитровании и об электросинтезе пятиокиси азота, а не о N-нитровании аминов. Мы договорились с представителем этой лаборатории продолжить контакты для организации совместных работ, но в то же время англичане не скрывали ожидаемых трудностей. В связи с окончанием холодной войны финансирование этих работ со стороны военного министерства в Канаде и в Англии резко сократилось. В дальнейшем выяснилось, что эти предчувствия подтвердились. Но ты прав, действительно, в главном наши результаты прекрасно согласовывались, хотя проводились совершенно независимо друг от друга.  Вот что я могу тебе написать. На этом у меня все. Не беспокойся, у меня нет никаких сомнений, что моё авторство в чем-то пострадает по твоей вине. Выброси эту свою обеспокоенность из головы.

 

 

 

From:         "Yuri Kargin" <ххххххх@hotmail.com>

To:             Herman.Budnikov@ksu.ru

Subject:     kommentarii

Date sent:  Fri, 01 Nov 2002

 

Конечно, добавления от тех, кого ты перечислил, были бы полезны для более полного представления о Казанской ветви ЭХОС. В этой связи было бы интересно мнение Китаева, хотя каждый из нас одну и ту же ситуацию представляет по-своему, здесь очень много личного… В науке без этого невозможно. Но есть факты, а есть оценки, анализ. Так что я поддерживаю твоё предложение, но на тебя ложится ответственность за отбор и фильтрацию личных впечатлений и оценок.  Твой второй вопрос - о Янилкине и Жуйкове. Я не включил их в список докторантов, в основном, по личным мотивам. Во-первых, ни у кого из них я не был консультантом. Это обстоятельство - не случайность. Во-вторых, по качеству диссертаций у меня были серьезные замечания, однако на факультете и в Инст. были люди, в том числе, весьма ответственные, которые давали свои положительные оценки этим работам, не вникая в суть не своей специальности. Я рассматриваю это как результат "политических"разборок, в которых сами Янилкин и Жуйков вольно или невольно были инструментом этих «разборок». Как ты знаешь, в той обстановке я был вынужден выйти из состава факультетского докторского совета и прекратил все взаимоотношения с Янилкиным и Жуйковым. Вот, кратко - ответ на твой вопрос. Мои личностные оценки полностью соответствуют концептуальному уровню диссертаций и общему уровню последующей "самостоятельной" их работы.

 

  Юрий Петрович Китаев был поставлен в известность об "Очерках". Я ему звонил. Однако состояние его здоровья не позволило откликнуться на просьбу написать несколько строк о периоде становления полярорафии в Казани, КХТИ, Химическом институте КФАН СССР. Он мне сказал, что В.М.Гороховский возьмет на себя труд, отразив этот период в своих автобиографических записках.

Г.К.Будников.

 

 

 

To:     "Yuri Kargin" <ххххххх@hotmail.com>

From:  Herman.Budnikov@ksu.ru

 

Я практически закончил "Очерки по истории ЭХОС в Казани". Большая часть материала – это твои записки. Поскольку это "Очерки", а не вся детальная история, то твоего материала хватит. Я написал предисловие, завершу очерки библиографией твоих трудов (мне обещали помочь в Москве через Интернет). Последний раздел будет иметь социальный аспект с акцентом на политику: что такое научная школа, кто и как ее трактует и т.д., роль интеллигенции и ее внутренней мотивации в наведении порядка в науке, ее финансировании. 

В целом у меня подобрался очень неплохой материал. Научным редактором согласилась быть В.З. Латыпова. Я получил на свои запросы отклики – воспоминания А.П.Томилова, П.Зумана, Л.З.Манаповой. На очереди – А.В.Ильясов, В.М.Гороховский и В.Л.Корниенко (он уже мне звонил). Я.А.Левин устно сообщил о своем одобрении периода совместной работы. 

Помимо прочего, у меня есть важный вопрос к тебе: не возражаешь ли ты, если я в "Очерках" приведу фрагменты нескольких писем из нашей переписки? Поскольку книга имеет характер исторических очерков, эта переписка имеет значение. Она – просто нужна: в ней разговор о научных школах и обстановке в нынешней ситуации в науке.

 Многочисленные фотографии я уже подобрал. Некоторые из них скоро будут в Интернете – это делает Г.А.Евтюгин.

 

Очень жду ответа.

 

 

 

From:         "Yuri Kargin" <ххххххх@hotmail.com>

To:             Herman.Budnikov@ksu.ru

Subject:     о нашей переписке

Date sent:  Mon, 23 Dec 2002 06:17:01 +0000

 

 

Получил твою записку об очерке по истории ЭМА, над которым ты в последнее время работал. В нашей с тобой переписке, действительно, затрагивались вопросы, имеющие  более общее значение для развития науки и, наверное, они могут быть опубликованы в соответствующем контексте. С моей стороны никаких возражений против использования тобою этих материалов нет. Так что, не беспокойся и делай то, что считаешь нужным. 

Пользуюсь случаем поздравить тебя и семью с наступающим Новым годом и пожелать здоровья и всяческого благополучия!

 С приветом, твой Ю.

Содержание

 Вместо заключения

Выйти на главную