9. В.Л.Корниенко. Воспоминания  о Ю.М.Каргине

 

Ю.М. Каргина я знаю более 20 лет и знакомство мое с ним развивалось последовательно как с Профессором - лектором на научных школах по электрохимии органических соединений, как с Ученым - коллегой и как с Человеком.

Как лектор Ю.М. Каргин относится к прочно  забытому в России типу старой русской профессуры. В нем чувствуется прочно воспитанная интеллигентность, большая внутренняя сила, уверенность и постоянная умственная работа.  Он безупречен в стиле изложения лекционного материала, артистичен, остроумен, его манера держаться в аудитории импонирует слушателям. Он интеллектуал и остроумно язвителен, но это не обижает собеседника, а наоборот  настраивает на интенсивную умственную работу - хочется быть достойным собеседником.

Как Ученый Юрий Михайлович великолепен, он большой Метр и обладает широкой эрудицией, быстро схватывает идеи и очень умно и деликатно уточняет их "тонкую сущность", с ним интересно и полезно  дискутировать.  Но есть опасность быть уличенным в неглубоком знании предмета дискуссии.

Его вклад в развитие электрохимии органических соединений трудно переоценить как в пределах бывшего СССР так и за рубежом.   Он и созданная им научная школа  много сделали  и делают в фундаментальных и прикладных исследованиях  в области ЭХОС. Естественно, что в ЭХОС  он фигура Знаковая, Казанский университет и город Казань ассоциируются с его именем.  Им выращено в Казани великолепное "дерево"  ЭХОС с прочными скелетными ветвями.

Ю.М. Каргин хороший популяризатор науки, написанные им книги в соавторстве с другими учеными, весьма, интересны и полезны, в них чувствуется влияние его научной корректности.

Для развития моего научного направления - электросинтеза органических веществ в пористых гидрофобизированных электродах- он сделал много полезного, в некоторых "тонких  химических  вещах"  он видел глубже и дальше меня.

Несколько слов об  Ю.М. Каргине как о Человеке. Я сравнительно близко знал семью Каргиных.  Я видел какой замечательный Дед Юрий Михайлович, внучка Маришка была от него в восторге, да и подруги ее обожали его. А дети весьма тонко чувствуют доброту человека.

Юрий Михайлович много хорошего сделал для меня и моих коллег Ю.В.Салтыкова и Г.А. Колягина. Он представлял наши работы в Диссертационном совете и сам оппонировал их. Естественно, что оппонирование его было, весьма, взыскательным. Он пользовался непререкаемым авторитетом  среди уважаемых членов совета и слово его очень многого стоило. Через него я открыл для себя изумительную Казанскую  химическую научную школу с глубокими корнями и давними традициями. Я не знаю, где они еще так сохранились в России и за ее пределами.

Кроме всего прочего Юрий Михайлович хороший кулинар, особенно ему удаются салаты, глазунья и пельмени. В октябре 1995 года я приезжал в Казань защищать докторскую диссертацию и в течение двух недель жил у Каргиных. Нонна Михайловна, жена Юрия Михайловича,  в тот период гостила в Канаде и нам пришлось заниматься домашними делами без хозяйки. Но  мы справились и жили весьма благополучно, как говориться,  в мире и согласии.  Каждый вечер после продолжительного  ужина Юрий Михайлович уходил в свою комнату и выяснял шахматные отношения с компьютером. Это был для него умственный тренинг. Он хороший шахматист и получал от этого единоборства массу удовольствия.

Запомнились мне советы и напутствия Юрия Михайловича  в мое будущее профессорство.   Он советовал мне обязательно преподавать и видел меня в недалеком будущем профессором. Следуя его советам,  я   стал профессором и придерживаюсь в своем профессорстве наставлений великого Профессора  Ю.М.Каргина.  Не знаю, оправдываю ли я его ожидания, но я стараюсь это делать. Конечно, очень жаль, что этот огромный пласт плодороднейшей российской земли - интеллекта "отвалился" от России в сторону Канады.  Очень жаль!.. Ну вот и все что я хотел сказать и отдать должное этому великому Человеку и Ученому.

 

  Василий Леонтьевич Корниенко, видный специалист в области органической электрохимии. Работает в должности заведующего лабораторией электрохимии Института химии и химической технологии СО РАН, г. Красноярск, доктор химических наук, профессор кафедры  физической химии Сибирского государственного технологического университета. Область научных интересов: топливные элементы (молодость – кандидатская диссертация), электросинтез органических веществ в пористых гидрофобизированных электродах ( средний возраст - докторская диссертация), непрямое окисление органических и неорганических  субстратов интермедиатами, in situ электрохимически генерированными из кислорода и воды ( зрелость и более преклонный возраст). Количество опубликованных работ более 200.

 

 10. В.Н.Клочкова. ЭХОС в Казанском химико-технологическом институте (лаборатория профессора В.Н.Никулина)

 

Постановка и проведение оригинальных исследований в области ЭХОС в КХТИ связана с именем профессора, доктора химических наук Валентина Николаевича Никулина. Доцент КХТИ, кандидат химических наук В.Н.Клочкова, длительное время работавшая совместно с В.Н.Никулиным, по случаю 90-летия со дня рождения ученого в 1998 г. подготовила доклад о его жизни и научно-педагогической деятельности. Она использовала обширный материал, взятый из архивов института, наряду с личными воспоминаниями и воспоминаниями коллег и сотрудников В.Н.Никулина.

Интерес к электрохимии В.Н.Никулин проявил вскоре после окончания КХТИ. В 1937 г. он, находясь в аспирантуре при кафедре физической и коллоидной химии, под руководством профессора А.Ф.Герасимова, приступил к выполнению диссертационной работы по теме "Электролиз коллоидного серебра (по Кэри-Ли) в водном растворе", которая была успешно защищена в 1941 г. Военные годы (участие в Великой Отечественной войне, тяжелая контузия, госпиталь, демобилизация, работа на химическом заводе и участие в пуске и наладке цеха по производству гексогена - сильнейшего взрывчатого вещества), лишь отодвинули на время активные исследования в области электрохимии. Возвращение в родной институт и публикации ряда сообщений в соавторстве с С.М.Кочергиным и М.З.Цитиным о новых методах электрополирования серебра, стали и алюминия означали, что электрохимия как область науки остается приоритетной в планах В.Н.Никулина. Затем появилась серия работ по изучению влияния структуры электрода на кинетику электрохимических реакций. В этот период по существу было положено началу исследованиям в области электрокатализа.

Основополагающим в этих работах является представление о том, что электрод – это не простой поставщик электронов в реакциях восстановления, а равноправный участник событий, протекающих на границе раздела фаз. Структуру его поверхности необходимо рассматривать в соответствии (одновременно) со структурой электроактивных соединений. Получение надежных данных, таким образом, предполагает применение электродов с контролируемой структурой их поверхности. Для этого применимы монокристаллы, а также поликристаллические текстурированные электродные материалы, получаемые обычно электроосаждением. Монокристаллические электроды были использованы при изучении катодных процессов с участием кислорода и пероксида водорода, а также при изучении электрохимического гидрирования нитрофена, ненасыщенных карбоновых кислот, карбонильных соединений, цистина, нитрозо- и нитраминов.

Метод с применение монокристаллических электродов помог объяснить некоторые особенности реакций, имеющих характер электрокаталитических, поскольку предоставил прямое доказательство взаимосвязи между кристаллографическими характеристиками электрода и особенностями структуры реагирующих молекул. При этом удалось расширить представления о механизмах электрогидрирования органических субстратов, восстановления кислорода и пероксидов и т.д. Эти работы с применением монокристаллических электродов носили пионерский характер. В то время подобные исследования в литературе  практически не отмечались, поскольку сам метод с монокристаллами был малодоступен большинству исследователей (выращивания монокристаллов для электродов как узкой области эксперимента еще не существовало).

Между тем, опыты с монокристаллическими электродами требовали не только знаний из смежных областей науки, но и интуиции и большого терпения. В.Н.Никулин овладел этим искусством в совершенстве. Электроды, изготовленные из выращенных им монокристаллов (ориентированные определенной гранью и идентифицированные рентгенографически) использовали в дальнейшем в ряде диссертационных исследований, проведенных под руководством В.Н.Никулина. Обобщенный материал по монокристаллическим электродам был представлен В.Н.Никулиным в 1964 г. в докторской диссертации, которая называлась достаточно лаконично "Электрохимические реакции на монокристаллах". Экспериментальная часть диссертации была практически вся выполнена диссертантом собственноручно. В этой работе помощь оказали аспиранты А.Н Шикин, небольшое время м.н.с. П.А Замурагин и дипломники – студенты Казанского госуниверситета М.А.Хусаинова и В.Н.Клочкова.

Одна из двух частей диссертации полностью посвящена описанию методики выращивания монокристаллов, конструкции печей для проведения этого процесса, идентификации отдельных граней монокристаллов. Как отмечали в свое время оппоненты, эта часть содержит так много новых инженерных решений, что они могли бы составить предмет еще одной диссертационной работы.

Монокристаллы остались самым сильным увлечением В.Н.Никулина до конца его научной деятельности. К этой теме он возвращался еще много раз в работах своих учеников. В 1967 г. Никулину В.Н. была присуждена ученая степень доктора химических наук, а затем и звание профессора по кафедре физической и коллоидной химии.

Конец 60-х и начало 70-х – годы наиболее плодотворной научной деятельности профессора В.Н.Никулина и, безусловно, нового расцвета кафедры физической и коллоидной химии. Кафедра в это время получает новые площади. На них создаются новые лаборатории. Это лаборатории ЭХОС, лаборатория по выращиванию монокристаллов, лаборатория хроматографии; возникают новые аспекты в деятельности радиохимической лаборатории, связанные с решением проблем электрокатализа, реорганизуется лаборатория рентгеноструктурного анализа. Научные и учебные лаборатории получают большое количество нового оборудования (потенциостаты, различные типы полярографов, специальные печи для выращивания монокристаллов, новый рентгеновский аппарат и т.д.). По специальным заказам для кафедры в Москве изготавливаются вращающиеся дисковые электроды, в том числе и электроды с кольцом для исследования полупродуктов электрохимических реакций. По чертежам В.Н.Никулина (и на его собственные средства) изготавливаются сложные электрохимические ячейки. Для обслуживания приборов привлекаются талантливые специалисты.

 

  В.Н.Никулин гордился своими приборами для проведения весьма тонких электрохимических измерений. Он был хорошим рассказчиком и мог в деталях описать, какие факторы приходилось учитывать при наладке аппаратуры, чтобы убрать влияние шумов, различных наводок и т.д. Ю.М.Каргин высоко оценивал экспериментальный уровень этих работ и их нестандартное решение. 

    

Возникают новые идеи, расширяется круг объектов и методов В 80-е годы защищается около десяти кандидатских диссертаций (это только по тематике В.Н.Никулина). Возобновляется сотрудничество со спецкафедрами института в области изучения свойств энергоемких веществ (нитрозо- и нитраминов, гидразинов). Результаты этих исследований составили основу диссертационных работ В.Н.Клочковой,  Л.А.Павличенко, позже – Т.Н.Преображенской и О.А.Штягиной. Изучаются и разрабатываются новые методы интенсификации электрорганических реакций, в том числе ультразвуком (работы А.Л.Беззубова, Л.Н.Абуталиповой).  Расширяются исследования механизма и кинетики электрохимических реакций с участием органических веществ (работы Н.М.Каргиной, Г.А.Савичевой и др.) Для изучения роли природы и структуры металла  в электрокаталитических реакций привлекаются новые объекты – сплавы и полупроводниковые материалы (работы Б.С.Фридмана, О.И.Соловьевой, И.В.Васильева. Продолжаются интенсивные исследования поверхностных явлений на электродах, возглавляемые Г.А.Добреньковым и завершившиеся защитой им докторской диссертации.

Большая группа сотрудников и аспирантов работает в области изучения свойств органических полиэлектролитов, итогом этой работы явилась докторская диссертация В.П.Барабанова.

Специалисты в области ЭХОС знали и высоко ценили работы В.Н.Никулина. Итоги исследований, выполненных под его руководством, регулярно заслушивались и обсуждались на координационном совете по ЭХОС в Москве. За заслуги в области науки ему было присвоено звание заслуженного деятеля науки и техники ТАССР.

Высокая эрудиция и увлеченность при изложении, доходящая до накала, придавали его лекциям особый блеск, но для их восприятия надо было иметь хороший уровень образованности. Материал читаемого им курса по химической термодинамике стал основой для написания одного из разделов "Краткого курса физической химии", созданного в соавторстве с другими преподавателями кафедры и пользующегося популярностью за пределами нашего вуза.

В.Н.Никулин возглавлял кафедру физической химии вплоть до 1977 г. (кафедра коллоидной химии к этому времени стала самостоятельной). Не очень склонный к административной работе, он оставил заведование, передав кафедру новому доктору химических наук, профессору Г.А.Добренькову, а сам остался в должности профессора этой кафедры.

Теперь все свое внимание В.Н.Никулин сосредотачивает на научной и педагогической работе. Сбывается его многолетняя мечта, о которой он часто говорил своим ученикам, - мечта снова самому заняться экспериментальной работой.

Лаборатории, которую он организовал в своем кабинете, мог бы позавидовать любой исследователь. Многое из того, что там находилось, было выполнено по его личным  чертежам и на его собственные средства (к сожалению, эта лаборатория была полностью разрушена во время пожара). Допоздна в лаборатории горел свет В.Н.Никулин работал над тем, "до чего не дошли в свое время руки или чего он не мог доверить даже своим ученикам". Доступ к приборам в этой лаборатории был разрешен только избранным.

В этом же кабинете – лаборатории проходили научные семинары, обсуждались  выполненные работы, идеи, новые проекты. Все это проходило в неофициальной, почти семейной обстановке, за чашкой чая или кофе.

К В.Н.Никулину любили приходить люди, потому что он был очень интересным и щедрым человеком. Он мог запросто подарить идею, не заботясь о ее дальнейшей судьбе, он мог подарить монокристалл, выращенный им самим. Он тратил свои сбережения на изготовление дорогостоящих приборов и электрохимических ячеек, которые сам увлеченно конструировал. К нему в кабинет  приходили просто "на огонек" уже и после того, как он остался на кафедре  консультантом. Привлекали всегда возможность высказаться и быть услышанным, возможность пообщаться с интересным рассказчиком и добрым человеком.

Это был один из самых больших альтруистов по своему отношению к жизни, науке.

"Die Wissenschaft ist brotlеs " – часто повторял В.Н.Никулин, что означает "Наука бесхлебна". А еще иногда он вспоминал слова Анри Пуанкаре о том, что "ученые изучают природу не только потому, что это полезно, а потому, что природа прекрасна". Ему был важен сам процесс творчества. Наука не может опираться только на альтруистов. Боле того, в наше время над альтруистами часто посмеиваются: романтика исследований ради чистого научного интереса проходит. И тем не менее, потребность в таких ученых, как В.Н.Никулин, всегда была велика, так как они создавали нравственный климат науки. И к памяти этих людей хочется возвращаться.

Цитируя Даниила Гранина, В.Н.Клочкова заключает: "…. Они нужны, как камертон,  в них сохраняется нестареющая мера чистоты, бескорыстия и поэзии".

 

 

Валентина Николаевна Клочкова,

доцент кафедры физической химии

Казанского химико-технологического института,

кандидат химических наук,

специалист в области электрохимии органических соединений.

                     

11. П.Зуман. Воспоминания о периоде стажировки Ю.М.Каргина в Полярографическом институте (Прага, Чехословакия)

 

From:         "Peter Zuman" <zumanp@clarkson.edu>

To:             "Herman Budnikov" <Herman.Budnikov@ksu.ru>

Subject:     Yuri

Date sent:  Wed, 13 Nov 2002 10:59:43 -0500

 

 Dear Herman:

  Thank you very much for your kind lines. I shall gladly let you know what I remember.

  Yuri came to the Polarographic Institute of the Czechoslovak Academy in Prague in the middle of sixties - you may find the more exact date from our joint paper in the Journal of Electroanalytical Chemistry. I do not remember under which auspices the visit was organized, but I believe that it was under an exchange program between the Czech. Academy and some soviet institutions - Academy? Ministry of Education? I do not remember exactly for how long he stayed with our group, but I believe that it might have been a year or less. What I do remember well that Yuri was one of the most able co-workers I ever had (and I had many of them!).

He knew well his organic chemistry and understood the possibilities electrochemistry offers in this area. He was a very good experimentator and - above all - he was very nice to deal with. We had numerous visitors from the USSR at that time. Most of them were more interested in theory and thinking about the problems than in carrying ourt experiments. Yuri was an excellent experimentator. At that time our group was interested in electrochemistry of carbonyl compounds. When choosing the topic for Yuri to work on (together with my good friend and excellent experimentator Osvald Manousek) we decided to investigate the 1,4- and 1,2- dicarbonyl benzenes. The primary question was a simultaneous or consecutive reduction of the two groups. We were lucky (and you have to have luck in research as well), as the compounds yielded on two-electron reduction a rather stable diradical, which only slowly converted to an 1-carbonyl-2 or 4--alcohol derivative. The result was an elegant paper in the Journal of Electroanalytical Chemistry, using among other also the Kalousek Commutator method. I still refer to this paper quite often.

  After this encounter Yuri produced some papers from the same area before he paid attention to other problems.

 For years I stayed in contact with Yuri only by exchanging Christmas cards. At the Polarographic Conference in Prague I met Yuri's daughter Olga, who some time later married and moved to Ottawa, Ontario, Canada, This city, the capital of Canada, is only about 2h drive from Potsdam where I live. Sometimes in the middle nineties Olga let me know that her father will come in summer to visit her. As his visa did not allow him to come and see me at Potsdam, I went for a day to visit him and his daughter in Ottawa. We had a very pleasant discussion. When he came the following year, I arranged my visit so, that I would be able to participate at a seminar at the laboratories of the National Research Council in Ottawa, where Olga worked. I was impressed by the width of Yuri's interest in electrochemistry. After Olga and later Yuri moved to British Columbia on the other side of the American Continent, I did not have the opportunity to meet him again.

  On the whole - I consider Yuri to be among the top 20 organic electrochemists in the world. Very well informed, with a deep insight into problems of organic electrochemistry.

With best regards,

Sincerely  Petr Zuman

 

  П.Зуман является крупнейшим специалистом в области органической полярографии, автором многих книг, обзоров, статей, очерков. Ю.М.Каргин неоднократно высоко оценивал роль П.Зумана в развитии органической полярографии. В 50-60-ых годах прошлого века многие стремились попасть на стажировку в его лабораторию. П.Зуман активно сотрудничал с известным химиком-органиком О.Экснером, работавшим в полярографическом институте. В 80-ых годах О.Экснер посетил Казань и ознакомился с работой лабораторий КГУ, ИОФХ им.А.Е.Арбузова и НИХИ им.А.М.Бутлерова. В рамках международного конгресса по электрохимии, который состоялся в Монреале (Канада) в 1996 г. был проведен симпозиум, посвященный такому событию, как выход П.Зумана на пенсию (70-летний юбилей). Затем был выпущен специальный номер международного "Electroanalysis", также посвященный этому событию. Редактор выпуска этого номера журнала профессор Раслинг (США) предложил Г.К.Будникову представить статью, что и было сделано с благодарностью. П.Зуман как член руководящего органа Международного электрохимического общества возглавлял его отделение органической и биоорганической электрохимии с 1981 по 1987 г.

 

Содержание

 Часть 6

Выйти на главную